Автор Тема: Краткий исторический очерк по боеприпасам артиллерии  (Прочитано 3050 раз)

Оффлайн adminАвтор темы

  • Quot capita, tot sensus
  • Администратор
  • Ветеран
  • ********
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 112
  • - Вас поблагодарили: 280
  • Сообщений: 1936
  • Страна: ru
  • Dies diem docet
По материалам Артиллерийского Исторического музея.

БОЕПРИПАСЫ РУССКОЙ АРТИЛЛЕРИИ
ФЕОДАЛЬНОГО ПЕРИОДА
(XIV в. — середина XIX в.)

Первые упоминания о применении в древней Руси огнестрельной артиллерии относятся к концу ХIV в. Снарядами артиллерии того времени были сферические ядра, преимущественно каменные, а также снаряды зажигательные и светящие. Существенное усовершенствование огнестрельной артиллерии началось с XVI в., в связи с развитием металлургии; немаловажную роль в развитии артиллерийской техники сыграло также развитие механики как науки.
В конце XVI в. каменные ядра как снаряды огнестрельной артиллерии применялись только для мортир и камнеметов; в остальных же типах орудий широкое применение получили металлические (чугунные) ядра и картечь, что соответствовало состоянию артиллерийской техники и характеру боевых порядков того времени — глубокому, шеренговому построению войск.
  Когда в фортификации стали преобладать каменные сооружения сложного профиля с присыпкой грунта, появились особого вида снаряды — разрывные сферические гранаты и бомбы, служившие для комбинированного действия с ударными снарядами (ядрами) по оборонительным сооружениям.
В конце XVIII — начале XIX вв. повсюду происходили разработки разрывных зажигательных и светящих снарядов, а также разного типа снарядов с готовыми поражающими элементами, однако самым распространенным видом снарядов продолжали оставаться сферические ядра. Из разновидностей снарядов с готовыми поражающими элементами широкое применение имела картечь, сначала в виде мелких камней или кусков железа, без оболочек, далее — в мешках, навязанных на стержень поддона («вязаная картечь»).
В конце XVIII — начале XIX вв. повсюду происходили резкие сдвиги в экономике, характеризующиеся появлением новой машинной индустрии и нового типа производителя — свободного от феодальной кабалы рабочего. Новый мощный толчок получила также наука, особенно естествознание; возникли и оформились физика и химия. Все это оказывало влияние на производственный процесс и его реконструкцию. Усовершенствовался доменный процесс; наладилась выплавка тигельной стали, были созданы станки для механической обработки металлов, была изобретена паровая машина. Все это вместе взятое оказало решающее влияние и на перестройку артиллерийского дела.
Артиллерийские орудия и снаряды стали изготовляться уже не в кустарных и полукустарных предприятиях, а на заводах, оборудованных механическими станками, приводимыми в движение силой воды или пара.
    Новшества коснулись также и военного искусства: для боевых действий войск стали характерны рассыпной строй три компактных построениях в глубину, большая гибкость и подвижность боевых порядков; мощные фортификационные сооружения возводились с применением камня и грунта.
От артиллерии требовались большая скорострельность, рассредоточенность действия снарядов по рассыпному строю войск, повышенное могущество снарядов для эффективного их действия по прочным оборонительным сооружениям.
В производстве боеприпасов значительно повысилась точность, улучшилась однородность отливки корпусов снарядов. В конструктивном отношении снаряды несколько усовершенствовались, появился новый тип снарядов с готовыми поражающими элементами в виде шаровых пуль — сферическая шрапнель, предназначенная для поражения войск противника в рассыпном строю.
Таким образом, на протяжении почти пяти столетий боеприпасы русской гладкоствольной артиллерии феодального периода подвергались сравнительно медленным и незначительным по существу преобразованиям.
« Последнее редактирование: 08 Октябрь 2015, 21 : 00 : 15 от Jhonni »

Оффлайн adminАвтор темы

  • Quot capita, tot sensus
  • Администратор
  • Ветеран
  • ********
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 112
  • - Вас поблагодарили: 280
  • Сообщений: 1936
  • Страна: ru
  • Dies diem docet
СНАРЯДЫ СПЛОШНЫЕ

Первым видом боеприпасов, применявшихся для стрельбы из гладкоствольных орудий, были сплошные сферические снаряды: каменные ядра, затем металлические — кованые железные и в дальнейшем — литые чугунные. Каменные и металлические ядра производили только ударное действие и применялись как для поражения живой силы, так и для разрушения оборонительных сооружений.
Каменные ядра в IX—XII вв. скатывали со стен крепостей при отражении приступов, а также использовали для стрельбы из метательных машин — «мускульной» (невробаллистической) артиллерии.
В огнестрельной артиллерии каменные ядра применялись вплоть до XVIII в., преимущественно для навесной стрельбы из мортир, а также для прицельной стрельбы из пищалей и тюфяков.
Сравнительно небольшие каменные ядра (весом до 1кг) зачастую обливались свинцом, что делалось для их утяжеления и для придания, им гладкой поверхности. Применялись также небольшие ядра, изготовленные из щебенки или мелких камней, залитых свинцом в общую массу сферической формы.
Металлические ядра выковывались из железа и выглаживались на точилах. Изготовление таких ядер требовало от умельцев большого искусства.
По мере развития на Руси чугунолитейного дела с середины XVI в. ядра стали изготовлять литьем из чугуна. Это значительно упрощало их производство и позволяло перейти к массовому изготовлению. Однако низкий уровень техники и ремесленный характер производства того времени не обеспечивали единства калибра, то есть диаметра ядер и каналов стволов орудий. Калибр, а также название орудий в начале существования гладкоствольной артиллерии определялись не линейными размерами (диаметром) снарядов и каналов стволов
орудий, а весом сферических ядер, при этом зазор между ядрами и стенками каналов стволов орудий был произвольным.
Впервые более точное понятие о весовом калибре и величинах зазоров было установлено в русской артиллерии Петром I. За единицу веса для всех ядер был принят вес сплошного чугунного ядра диаметром в 2 дюйма, названный «артиллерийский фунтом» (артиллерийский фунт был равен 1,2 торгового фунта).
С появлением нарезной артиллерии для измерения калибра орудий и снарядов стали пользоваться линейными мерами. Калибром орудия считается диаметр канала ствола по полям нарезов, а калибром снаряда — наружный диаметр его цилиндрической (ведущей) части.
Для лучшего использования газов боевого заряда сферические ядра снабжались деревянным поддоном (шпигелем), служившим в качестве обтюратора. Поддон делался обычно со сферической выемкой. Этим обеспечивалось то, что при заряжании дульнозарядных орудий боевой заряд плотно закрывался поддоном, на выемку которого опиралось ядро. Дальность прицельной стрельбы из гладкоствольных орудий сферическими чугунными ядрами колебалась в пределах от 1000 до 4000 м. Ядра применялись для поражения живой силы противника и разрушения различных оборонительных сооружений в виде каменных и деревянных построек, земляных насыпей, щитов для закрытия сап и т. д.
Иногда для того чтобы металлические ядра производили у цели, кроме ударного, также зажигательное действие, их накаливали докрасна на огне, после чего раскаленным ядром заряжали орудие и производили выстрел. При таком применении ядра именовались «калеными». Первое упоминание о боевом применении каленых ядер в русской артиллерии относится к XVI в.
Стремление увеличить поражающую способность металлических ядер при стрельбе по деревянным судам парусного флота привело к появлению в XVIII в. разновидности снарядов ударного действия — книпелей, цепных и раздвижных ядер.
Книпель состоял из двух сплошных полушарий или дисков, неподвижно соединенных стержнем; цепное ядро представляло собой соединение двух сферических ядер цепью, раздвижное ядро — соединение двух ядер раздвижным стержнем. Пробоины в бортах кораблей от такого вида снарядов заделывались значительно трудней, чем пробоины от простых ядер. Такими снарядами эффективно разрушалась также оснастка кораблей.
Однако все эти снаряды имели неправильный полет, поэтому попадание ими в цель малого габарита, какой являлся корабль, можно было ожидать только при стрельбе на малые дистанции. Изготовление книпелей, раздвижных и цепных ядер было по тому времени довольно сложным. В конечном итоге эта снаряды не получили широкого распространения и к концу XVIII в. вообще вышли из употребления.

СНАРЯДЫ РАЗРЫВНЫЕ

В течение XVI в. в русской артиллерии применялись исключительно сплошные снаряды (ядра). Первое упоминание о снарядах разрывного действия встречается в описании осады Пскова Стефаном Баторием в 1581 г. Начало же широкого применения в отечественной артиллерии разрывных сферических снарядов («огненных ядер»), снаряженных черным, селитро-серо-угольным порохом, относится к XVII в.
Разрывным снарядам придавалось большое значение. Это видно хотя бы из того, что уже в первой половине XVII в. в Москве было учреждено для их изготовления специальное заведение — Гранатный двор, переданный в 1655 г. в ведение Пушкарского приказа. Гранатный двор был, таким образом, первым государственным промышленным предприятием (заводом) по массовому изготовлению сферических разрывных снарядов.
Разрывные снаряды весом до 1 пуда назывались гранатами, а весом более 1 пуда — бомбами. По своему устройству гранаты и бомбы разного весового калибра представляли пустотелые чугунные шары, имеющие во внутренней полости прилив с радиальным коническим очком для столбиковой трубки. Для удобства в служебном обращении бомбы имели на поверхности ушки; на пушечных бомбах ушки делались утопленными, а на мортирных — выступающими наружу.
Гранаты и бомбы применялись для поражения живой силы и для разрушения оборонительных сооружений противника. В последнем случае, при прицельной стрельбе по крепостным сооружениям, гранаты и бомбы могли пробивать только тонкие каменные стены, о толстые же стены они разбивались. Для разрушения каменных сводов гранаты вообще не применялись, так как действие их было малоэффективным. Для этой цели могли использоваться только бомбы, но и то при условии, что каменные своды были толщиной не больше 1 м; при большей толщине каменные своды надежно обеспечивали защиту от действия бомб самого большого калибра.
По деревянным крепостным сооружениям гранаты и бомбы действовали не хуже ядер, если они рвались, углубившись в толщу дерева; при поверхностных разрывах действие их было ничтожным; в действии по земляным насыпям гранаты и бомбы имели явное преимущество над ядрами.
Для поражения открытой живой силы противника применялись, кроме разрывных сферических снарядов, снаряды рассеянного действия с готовыми поражающими элементами. Начало применения таких снарядов относится к глубокой древности. Так, еще до изобретения огнестрельного оружия, в невробаллистической артиллерии для поражения живой силы противника производилось метание мелких камней. В начальный период существования огнестрельной артиллерии с той же целью применялась стрельба из мортир и дробовиков так называемой каменной картечью (дробом). Поражающие элементы этой картечи — мелкие камни засыпались непосредственно в канал ствола орудия. Для предохранения канала ствола от быстрого износа и для уменьшения угла разлета камней они насыпались в плетеную корзину с поддоном, которая вкладывалась в канал ствола после запыжевания боевого заряда. В качестве поражающих элементов для снаряжения картечи применялись также куски железа, свинца или кузнечный шлак. Позже, наряду с каменной картечью стали применять снаряды с готовыми поражающими элементами в виде картечи с шаровыми свинцовыми и чугунными пулями. Пули помещались в матерчатый мешок, надетый на поддон (шпигель) с деревянным стержнем; мешок туго обматывался веревкой и просмаливался. Снаряды такого устройства назывались вязаной картечью.
В дальнейшем стали применять картечь с цилиндрическим корпусом (оболочкой), изготовленным из жести.
В конце XVIII — начале XIX вв. в результате специальных опытов для картечи были приняты литые чугунные пули, вместо деревянных поддонов для пушечной картечи стали применять железные, для мортирной — чугунные поддоны.
По устройству картечь была двух видов: прицельная (иначе — настильная) и навесная. Последняя могла снаряжаться не только пулями, но и мелкими камнями. Прицельная картечь назначалась для настильной стрельбы из пушек, 1\4-, 1\2- и 1-пд. единорогов, а также из 2- и 5-пд. мортир. Навесная картечь применялась только для навесной стрельбы из 2- и 5-пд. мортир.
Новые виды картечи в железной оболочке окончательно были приняты на вооружение русской артиллерии в первой четверти XIX в.
Картечь, являвшаяся наиболее эффективным снарядом для стрельбы по открытым живым целям, имела в то время дальность поражающего действия 600—700 м, т. е. досягаемость ее была почти вдвое больше, чем дальность стрельбы из гладкоствольных ружей. Это позволяло полевой артиллерии наносить больший урон пехоте противника, находясь вне досягаемости ее ружейного огня. Однако в 40-х гг. XIX в. это преимущество артиллерии было утрачено, т.к. на вооружение пехоты были приняты новые нарезные ружья с дальностью стрельбы около 1000 м. От артиллерии потребовались усовершенствования — разработка новых орудий и снарядов, обеспечивающих увеличение дальнобойности.
Стремление повысить эффективность разрывных снарядов привело к мысли об увеличении поражающего действия картечи путем замены сплошных пуль разрывными. Так, в период обороны Севастополя (1854—1855 гг.) появился новый вид снарядов — гранатная картечь, разработанная полковником морской артиллерии Пестичем.
Гранатная картечь состояла из жестяной оболочки цилиндрической формы, в (которую (помещались небольшие (3- и 6-фн.) разрывные сферические гранаты с пороховыми (столбиковыми) трубками. Пороховой состав трубок воспламенялся стопином, пропущенным через жестяную оболочку; стопин при выстреле зажигался пороховыми газами боевого заряда.
Гранатная картечь применялась для стрельбы по открытым живым целям из крупнокалиберных мортир на дальности 350—400 м. Убойное действие гранатной картечи было больше, чем обычной, но сложность изготовления и снаряжения ограничивала возможности ее применения.
Кроме упомянутых снарядов рассредоточенного действия применялись также сферические разрывные снаряды, снаряженные дымным порохом и свинцовыми пулями, так называемые картечные гранаты.
В картечной гранате были объединены принципы действия двух видов снарядов: гранаты, имевшей разрывной заряд и наносившей поражение осколками от металла корпуса, и картечи, не имевшей разрывного заряда и наносившей поражение пулями. Стенки корпусов картечных гранат были тоньше, чем у обыкновенных гранат; во внутренней полости корпуса, у очка для трубки, делался прилив, обеспечивавший плотную посадку трубки и предохранявший ее от ударов пулями.
При разрыве картечной гранаты поражение наносилось одновременно осколками корпуса и пулями, получавшими добавочную скорость под действием разрывного заряда.
« Последнее редактирование: 08 Октябрь 2015, 21 : 13 : 21 от Jhonni »

Оффлайн adminАвтор темы

  • Quot capita, tot sensus
  • Администратор
  • Ветеран
  • ********
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 112
  • - Вас поблагодарили: 280
  • Сообщений: 1936
  • Страна: ru
  • Dies diem docet
СНАРЯДЫ ЗАЖИГАТЕЛЬНЫЕ, БРАНДКУГЕЛИ И СВЕТЯЩИЕ

Особыми по назначению и устройству были зажигательные и осветительные (светящие) снаряды гладкоствольной артиллерии.
3ажигательные снаряды наиболее древнего типа представляли собой каменные ядра, облепленные горючим составом, воспламенявшимся при выстреле в канале ствола орудия. Ядро, несущее на себе пламя, достигнув цели, создавало очаг пожара. Позднее стали применять зажигательные снаряды специального устройства, в которых зажигательный состав, состоящий из селитры, серы, пороховой мякоти, смолы, с добавлением пакли (шерсти, соломы), помещался в осмоленную матерчатую оболочку, оплетенную веревкой. Оболочка с зажигательным составом для увеличения прочности помещалась в металлические чашки, скрепленные проволокой, или в металлический каркас.
В XVIII в. появились зажигательные снаряды нового типа, получившие название брандкугелей. Они имели чугунный пустотелый сферический корпус с несколькими (тремя, пятью) радиальными отверстиями. Брандкугель снаряжался зажигательным составом, приготовленным варкой; радиальные отверстия в стенках корпуса заполнялись составом из селитры, серы, пороховой мякоти и угля и закрывались пластырем. В момент выстрела зажигательный состав воспламенялся, струи огня через отверстия с силой вырывались наружу корпуса снаряда и при попадании в цель зажигали легко воспламеняемые  предметы. Брандкугели вначале применялись для стрельбы из всех орудий, кроме 3- и 6-фунтовых, с появлением же гранат и бомб, снаряжаемых зажигательными элементами, брандкугели в сухопутной артиллерии в 1839 г. были сняты с вооружения, а в 1845 г. вновь введены, но только в крепостной и осадной артиллерии к 12-, 18-, 24-, 30-, З6-фн. и 1-пд. пушкам, 1/2, I- и 3-пд. единорогам, а также к 24-, 36- и 96-фн. карронадам.
Брандкугели широко применялись в морской артиллерии; в основном брандкугелями был сожжен и потоплен русскими моряками под командованием адмирала Нахимова флот турок в бою у Синопа в 1853 г.
Осветительные («светящие») снаряды гладкоствольной артиллерии, так же как и зажигательные снаряды древнего типа, представляли собой каменные ядра, облепленные ярко горящим составом. При выстреле горючий состав воспламенялся в канале ствола орудия, и снаряд на полете, а также после падения на грунт освещал местность. В дальнейшем стали применяться осветительные снаряды специального устройства, которые представляли собой матерчатый картуз с осветительным составам, скрепленный веревочной оплеткой (или проволокой), или металлический каркас, внутри которого помещался картуз с осветительным составом. Такие снаряды применялись в русской артиллерии в XVII и начале XVIII вв.
В 60-х гг. XIX в. на вооружение были приняты осветительные снаряды с жестким каркасом системы генерал-майора русской артиллерии Рейнталя, называвшиеся ядрами. Для снаряжения их первоначально применялся такой же состав, как и для зажигательных снарядов, но со временем стали применять специальный осветительный состав из смеси серы, селитры, пороховой мякоти и антимония (сернистой сурьмы).
Все виды осветительных снарядов артиллерии рассматриваемого периода имели основной недостаток, заключавшийся в том, что они действовали в полной мере только после падения на землю, в результате чего местность освещалась ими очень слабо. Устранить этот недостаток удалось лишь в конце XIX в., когда к нарезным орудиям были разработаны и приняты на вооружение продолговатые осветительные снаряды дистанционного действия с осветительными звездками, подвешенными к парашюту.
 
БОЕПРИПАСЫ РУССКОЙ АРТИЛЛЕРИИ КАПИТАЛИСТИЧЕСКОГО ПЕРИОДА

(60-е гг XIX в. — 1917 г.)

Гладкоствольная артиллерия, достигшая к середине XIX в. наивысшего развития, в 60-х гг. окончательно уступила место нарезной артиллерии. С середины XIX в передовых капиталистических странах Европы и Америки обозначился крупный перелом в развитии промышленности. Начавшийся процесс капиталистической индустриализации выдвинул на первое место, вслед за легкой, тяжелую промышленность, развитию которой способствовали новые технические достижения в области металлургии, химии, электротехники.
В тот же период обострение противоречий между капиталистическими странами на почве борьбы за колонии вызвало во всех странах гигантский рост вооружений, особенно артиллерии. Артиллерийское производство сосредоточилось в руках «пушечных королей» — владельцев таких крупнейших заводов, как Армстронг и Виккерс в Англии, Шнейдер во Франции, Крупп в Германии, Путилов и Обухов в России.
Сталь, полученная способами Мартена и Бессемера, вытеснила в ответственных узлах артиллерийских конструкций   чугун и железо, а в изготовлении орудийных стволов бронзу. Наряду с совершенствованием орудийного производства произошли крупные изменения в конструкции и технологии изготовления снарядов. Сферические (шаровые) снаряды были заменены продолговатыми, разработаны и практически освоены способы центрования снарядов в канале ствола орудия и сообщения им вращательного движения. Бронирование судов военно-морского флота вызвало в ответ улучшение качества металла и обработки корпусов снарядов ударного действия и изменение их конструкции для повышения бронепробиваемости, значительному усовершенствованию подверглись дистанционные и ударные трубки.
В конце XIX в. на смену дымному пороху появилась в качестве нового дробящего вещества пикриновая кислота (мелинит), а вслед за ней — тринитротолуол (тротил), что вызвало необходимость разработки нового вида механизмов для приведения в действие снарядов у цели — головных и донных взрывателей.
Прогресс артиллерийской техники сопровождался полный оформлением самостоятельных отраслей артиллерийской науки — внешней и внутренней баллистики, теории порохов и взрывчатых веществ, теории основания устройства артиллерийских систем, теории лафетов, теоретических основ стрельбы.
В конце XIX и начале XX вв. существенно изменились тактика и средства ведения боя, увеличилась глубина построения боевых порядков, стала применяться маскировка, индивидуальный саперный инструмент, искусственные преграды из дерева, камня, земли, бетона, колючей проволоки и, наконец, появились новые средства борьбы в виде авиации, бронемашин и танков.
В результате перевооружения артиллерии повысилась скорострельность систем, в боекомплекты орудий были включены шрапнель, фугасные и осколочные гранаты, химические, зажигательные и осветительные снаряды. В артиллерии нашли широкое применение латунные гильзы, боевые заряды из бездымного пороха и мощные взрывчатые вещества для снаряжения снарядов.
С преобразованной таким образом артиллерийской техникой русская артиллерия успешно действовала в первой мировой войне 1914—1918 гг.

ОПЫТНЫЕ ПРОДОЛГОВАТЫЕ И ДИСКОИДАЛЬНЫЕ СНАРЯДЫ

Гладкоствольные орудия, стрелявшие сферическими снарядами (ядрами, гранатами, бомбами), обладали крайне малой кучностью боя. Основной причиной этого было неоднообразное вращение сферических снарядов в канале ствола орудия при выстреле. Для увеличения кучности боя пытались применять так называемые регулированные снаряды, эксцентрические гранаты и различные типы продолговатых снарядов.
Опыты над регулированными сферическими снарядами, начатые в России в 1883 г., а также испытания продолговатых снарядов доказали, что применение их не повышает кучности боя гладкоствольных орудий. В 50-х гг. XIX в. подполковник русской артиллерии Шлиппенбах предложил снаряды нового типа, имеющие сплющенную — дискоидальную форму. Опытные образцы этих снарядов, испытанные в 1855—1358 гг., показали неудовлетворительные результаты, и дальнейшие опыты с ними были прекращены.
Несколько позже, в 70-х гг., под руководством Н.В. Маиевского производились испытания изготовленных в России дискоидальных снарядов и орудий с криволинейным каналом ствола, идея устройства которых принадлежала полковнику сардинской артиллерии Сан-Роберто. Опыты Маиевского произво¬дились в то время, когда у нас была уже принята на вооружение система нарезных орудий 1867 г., поэтому они велись только для проверки ранее произведенных теоретических расчетов. Одновременно и другими русскими артиллеристами были предложены еще несколько типов продолговатых и дискоидальных снарядов.
Испытания различных опытных образцов снарядов и, в частности, дискоидальных снарядов Плесцова, Мясоедов а и Андрианова стрельбой из специально устроенных стволов с прямым каналом показали, что при стрельбе дискоидальными снарядами нельзя получить достаточной кучности боя, их фугасное и осколочное действие уступает действию продолговатых снарядов равного веса; к дискоидальным снарядам невозможно было приспособить ударные и дистанционные трубки. Ввиду этого опыты по применению дискоидальных снарядов были повсеместно прекращены. Дальнейшее развитие получили только продолговатые снаряды с ведущим устройством, обеспечивающим вращение их на траектории.
 
ГРАНАТЫ И БОМБЫ К НАРЕЗНЫМ ОРУДИЯМ

Пустотелые снаряды, снаряженные взрывчатым веществом, — один из старейших видов снарядов огнестрельной артиллерии и берут свое начало от изобретенных еще в XVI в. разрывных сферических гранат и бомб к гладкоствольным орудиям. Гранаты и бомбы нарезной артиллерии имели корпус продолговатой формы и специальное ведущее устройство на нем, служившее для придания снаряду вращательного движения на траектории.
Фугасные гранаты и бомбы к первым нарезным с дула заряжаемым орудиям обр. 1863 г. имели ведущее устройство в виде цинковых выступов, заделанных в наружную поверхность корпуса снаряда. При переходе к нарезным казнозарядным орудиям обр. 1867 г. стали применять гранаты и бомбы, имеющие ведущее устройство в виде толстой свинцовой оболочки, укрепленной на цилиндрической поверхности корпуса снаряда. Для крепления свинцовой оболочки чугунные корпуса снарядов имели на своей наружной поверхности кольцевые желоба; обливка корпусов снарядов свинцом производилась в специальных формах. Опыт применения снарядов с толстой свинцовой оболочкой доказал ряд связанных с ней неудобств: вес толстой свинцовой оболочки составлял около 20% от веса снаряда, оболочка непрочно держалась на корпусе снаряда и нередко бывали случаи отделения ее на полете, под оболочкой образовывалась ржавчина, которая распирала оболочку и настолько увеличивала наружный диаметр снаряда, что он не входил в камору орудия.
В конце 60-х гг. перешли к применению тонкой свинцовой оболочки, припаиваемой к гладкой поверхности снаряда по способу, разработанному профессорам Михайловской артиллерийской академии В. Г. Федоровым. В дальнейшем для увеличения дальнобойности артиллерийских систем потребовалось увеличить прочность ведущих устройств па снарядах.
В снарядах крупного калибра (162 мм и больше) вместо свинцовой оболочки применяли ведущее устройство в виде нескольких медных ведущих поясков, закрепленных в кольцевых канавках, проточенных на корпусе снаряда.
С принятием на вооружение орудий обр. 1877 г., имевших прогрессивную крутизну нарезов, перешли к применению ведущего устройства на снарядах в виде одного медного ведущего пояска, запрессованного в кольцевую канавку у донного среза корпуса снаряда, и одного медного центрующего пояска, запрессованного в кольцевую канавку в основании оживальной (головной) части корпуса.
Наличие кольцевой канавки для центрующего пояска ослабляло прочность корпуса снаряда, что было нежелательно для снарядов ударного действия и, особенно, для снарядов бронебойных.
В конце XIX в. от медных центрующих поясков отказались и стали изготовлять корпуса снарядов с центрующим утолщением у основания оживала головной части и с одним или двумя медными ведущими поясками, запрессованными в кольцевые канавки у данного среза корпуса.
Такого вида ведущее устройство оставалось до самого последнего времени без существенных изменений в подавляющем большинстве образцов артиллерийских снарядов к нарезным орудиям.
Продолговатые разрывные снаряды — гранаты, производившие в основном фугасное и сопутствующее ему осколочное действие, служили для стрельбы полевой, осадной и крепостной артиллерии по живой силе и полевым укрытиям противника. Фугасные бомбы, т.е. снаряды такого типа для орудий более крупных калибров, применялись для стрельбы по прочным крепостным сооружениям.
Материалом для изготовления корпусов гранат и бомб первоначально служил незакаленный чугун; снаряжались эти снаряды дымным порохом и приводились в окончательно снаряженный вид головными ударными трубками.
После русско-турецкой войны 1877—1878 гг. почти во всех странах стали проводиться опыты по разработке новых образцов материальной части артиллерии и новых, более мощных фугасных снарядов. В русской артиллерии последнее выразилось, в частности, в замене чугунных фугасных снарядов, снаряженных дымным порохом, стальными снарядами, снаряженными взрывчатым веществом более мощным, чем дымный порох.
К началу 1890 г. в русской артиллерии для снаряжения 8-, 9- и 11-дм. бомб к береговым мортирам и пушкам обр. 1867 и 1877гг, стали применять вместо дымного пороха влажный пироксилин. Одновременно с этим началось изучение свойств более сильного ВВ — мелинита (пикриновой кислоты) и опыты по снаряжению им снарядов.
При одном из таких опытов, проводившихся в специальной лаборатории артиллерийского полигона Главного артиллерийского управления, 28 ноября 1891 г. погибли талантливый исследователь взрывчатых веществ, преподаватель Артиллерийской академии штабс-капитан С. В. Панпушко и другие участники опыта. Опыты по освоению мелинита и снаряжению им снарядов не были прерваны и продолжались в Кронштадте над 11-дм. мортирными бомбами.
В 1895—1896 гг. в России началось валовое производство мелинита. После предварительных опы-тов в 1903 г. было принято снаряжение мелинитом 48-лин. (122-мм) бомб, а в 1904 г. 3-дм. (76-мм) гранат к полевым и горным пушкам.
В 1906-Л908 гг. производились работы по освоению технологии производства нового взрывчатого вещества — тротила (тринитротолуола). В эти годы военным инженером технологом В. И. Рдултовским была спроектирована первая фугасная граната под тротиловое снаряжение, которая просуществовала на вооружении артиллерии русской армии до наших дней под названием старой фугасной гранаты русского образца.
К Началу первой мировой войны 1914—1918 гг. фугасные гранаты, снаряженные тротилом, имелись в боекомплектах всех орудий, состоявших на вооружении русской артиллерии. В ходе войны относи-тельное количество фугасных гранат в боекомплектах орудий полевой артиллерии непрерывно повышалось, и к концу войны фугасные гранаты и бомбы стали наиболее распространенным видом снарядов как полевой, так и тяжелой артиллерии.
« Последнее редактирование: 08 Октябрь 2015, 21 : 27 : 11 от Jhonni »

Оффлайн adminАвтор темы

  • Quot capita, tot sensus
  • Администратор
  • Ветеран
  • ********
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 112
  • - Вас поблагодарили: 280
  • Сообщений: 1936
  • Страна: ru
  • Dies diem docet
БРОНЕБОЙНЫЕ СНАРЯДЫ

Появление в 60-х гг. XIX в. бронированных судов военно-морского флота послужило причиной возникновения и развития особого вида снарядов к орудиям морской и береговой артиллерии, названных впоследствии бронебойными.
В то время, когда броня для кораблей изготовлялась исключительно из кованого железа, достаточно эффективными для действия по ней (т. е. для сквозного пробития брони) были снаряды из закаленного чугуна с прочной головной частью, не имевшие разрывного заряда или снаряженные относитель¬но небольшим зарядом дымного, позднее — пироксилинового пороха.
С 1880 г. для бронирования судов стали применять двухслойные броневые плиты из стали и железа. Это в свою очередь вынудило артиллерию перейти к стальным бронебойным снарядам, имеющим более прочный корпус. Большой вклад в установление методики термической обработки стальных корпусов бронебойных снарядов внес известный русский металлург Д. К. Чернов.
В 90-х гг. XIX в. для бронирования судов начали применять цементированную броню с высоким содержанием углерода в наружном слое металла. Чугунные и стальные бронебойные снаряды при ударе в цементированную броню раскалывались на куски, и артиллерия оказывались бессильной бороться с кораблями флота, защищенными такой броней.
По предложению адмирала С. О. Макарова для стрельбы по цементированной броне применили бронебойные снаряды, имевшие стальной бронебойный наконечник из вязкой стали, закрепленный на головной части корпуса снаряда. Бронебойный наконечник, уменьшая вероятность рикошетирования, способствовал нормализации снаряда, снижал напряжение, возникающее в головной части его корпуса при ударе в твердый (цементированный) поверхностный слой брони, и служил своего рода «смазкой» при проникании снаряда в толщу брони.
Эффективность действия снарядов с бронебойным наконечником по цементированной броне, в среднем пробивавших по нормали броню толщиной, равной калибру снаряда, привела к тому, что в начале XX в., по примеру русской артиллерии, во всех передовых капиталистических странах были приняты на вооружение бронебойные снаряды с «макаровским» наконечником.
С различными конструктивными изменениями бронебойные наконечники до последнего времени применяются для крупнокалиберных морских бронебойных снарядов, а также бронебойных снарядов наземной артиллерии.
   
СНАРЯДЫ С ГОТОВЫМИ ПОРАЖАЮЩИМИ ЭЛЕМЕНТАМИ

Во второй половине XIX в. в нарезной артиллерии применялись снаряды с готовыми поражающими элементами, выбрасываемыми из корпуса. К ним относились: картечь, продолговатые картечные гранаты, шарохи, шрапнель и сегментные снаряды.
Картечь как тип снаряда берет свое начало от древнейшего вида снарядов огнестрельной артиллерии — «каменного дроба».
По устройству картечь представляет собой своеобразный снаряд, не имеющий ни разрывного, ни вышибного заряда и состоящий из шаровых (сферических) свинцово-сурьмяных пуль, помещенных в тонкостенную металлическую оболочку. При выстреле поражающие элементы картечи — пули, находясь под влиянием сил инерции от линейного ускорения и центробежной силы, разрывают оболочку картечи и снопом вылетают за дульный срез орудия, нанося поражение близ расположенным целям.
В гладкоствольной, а затем и в нарезной артиллерии конструктивно усовершенствованная картечь широко применялась для стрельбы по открытой живой силе противника, но только на сравнительно небольших дистанциях прямого выстрела. С введением нарезного оружия в пехоте значение картечи уменьшилось, а принятие на вооружение шрапнели еще более сузило ее применение. Тем не менее, до начала XX в. картечь состояла в боекомплектах орудий полевой и горной артиллерии — для отражения атак неприятеля на огневые позиции; осадной артиллерии — для отражения вылазок осажденного противника; в крепостной артиллерии — для обороны рвов и отбития штурмов; в береговой артиллерии — для стрельбы по десантным судам.
Картечные гранаты нарезной артиллерии, предназначенные для действия по открытой живой силе противника, имели продолговатую (цилиндро-оживальную) форму, по внутреннему устройству и действию у цели гранаты эти не отличались от сферических картечных гранат гладкоствольной артиллерии: в тех и других разрывной заряд дымного пороха помещался во внутренней полости корпуса гранаты, в промежутках между сферическими пулями.
При разрыве картечной гранаты поражение наносилось осколками ее корпуса и одновременно пулями, получавшими добавочную скорость под действием разрывного заряда.
Шароха — особого вида картечная граната оригинальной конструкции была введена на вооружение русской артиллерии в конце XIX в. по предложению полковника Н.Е. Михаловского. Этот снаряд представлял собой либо обыкновенную продолговатую гранату, снаряженную порохом, либо картечную гранату, снаряженную пулями и порохом; в том и другом случае в головной части корпуса граната имела сферическое ядро. При взрыве порохового заряда шарохи ядро отделялось от корпуса и, рикошетируя, вместе с осколками корпуса и пулями поражало цель.
Шрапнель — особый вид дистанционной картечной гранаты, разработанный в 70-х гг. XIX в. при активном участии члена Артиллерийского комитета полковника В. Н. Шкларевича. В шрапнели пороховой (вышибной) заряд помещался в центральной каморе или под диафрагмой, отдельно от сферических пуль. Шрапнель приводилась в окончательно снаряженный вид дистанционными трубками и применялась в нарезных орудиях калибром от 3 до 8 дм. для стрельбы по открытым живым целям.
В начале XX в. на вооружении отечественной артиллерии состояло несколько разновидностей диафрагменной шрапнели, различавшихся металлом корпуса и конструктивным оформлением, но одинаковых по принципу устройства и характеру действия у цели, которое выражалось, например, для 3-дм. шрапнели, при стрельбе на дистанцию в 3.000—4.000 м и при высоте разрыва в 9—20 м, площадью действительного поражения (в виде эллипса) глубиной 150—200 м и шириной (по фронту) 20—26 м.
В период первой мировой войны 1914—1917 гг., наряду с другими снарядами, шрапнель была основой боекомплекта орудий полевой и тяжелой артиллерии калибром от 3 до 6 дм. включительно.
Сегментные снаряды относятся к типу снарядов осколочного действия с готовыми поражающими элементами. До конца XIX в. они состояли в боекомплектах крупнокалиберных (от 6- до 11-дм.) береговых орудий отечественной артиллерии. Сегментные снаряды приводились в окончательно снаряженный вид дистанционными трубками и, так же как шрапнель, предназначались для поражения открытой живой силы противника.
По принципу устройства и действия сегментные снаряды, подобно шрапнели, имели пороховой заряд, помещенный в донной части внутренней полости корпуса, и поражающие элементы в виде сегментов, заполнявших внутреннюю полость корпуса, снаряда и его привинтной головки.
В результате действия дистанционной трубки пороховой заряд воспламенялся и вышибал на траектории из корпуса снаряда сегменты, которые, получая добавочную скорость от газов порохового заряда, снопом вылетали через горловину корпуса и поражали цель.
« Последнее редактирование: 08 Октябрь 2015, 21 : 36 : 52 от Jhonni »

Оффлайн adminАвтор темы

  • Quot capita, tot sensus
  • Администратор
  • Ветеран
  • ********
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 112
  • - Вас поблагодарили: 280
  • Сообщений: 1936
  • Страна: ru
  • Dies diem docet
МАЛОКАЛИБЕРНЫЕ СНАРЯДЫ СКОРОСТРЕЛЬНОЙ АРТИЛЛЕРИИ

В последней четверти XIX в. на вооружение русской горной и полевой артиллерии были приняты 2,5-дм. (63-мм) оригинальные по конструкции скорострельные пушки системы талантливого русского изобретателя В. С. Барановского. Проект этих пушек впервые был разработан на одном из русских заводов в 70-х гг., когда подобных орудий не было и существовал лишь один образец скорострельного орудия — 1,5-фн. (37-мм) револьверная пушка Гочкиса морской артиллерии, стрелявшая сплошными продолговатыми снарядами (ядрами).
Для 2,5-дм. (63-мм) скорострельных пушек Барановского применялись унитарные патроны с разрывными снарядами (гранатами) весом 7,6 кг и шрапнель, снаряженная восьмьюдесятью пулями. Гранаты комплектовались ударной трубкой, шрапнель — 10-сек. дистанционной трубкой. Гильзы были свертные из жести, паянные по шву и скрепленные в нижней части стальным дном, в центре которого крепилось средство воспламенения в виде капсюля и наковаленки.
Таким образом, в скорострельных орудиях системы Барановского впервые в истории артиллерии были применены унитарные патроны с металлической гильзой, что в дальнейшем (в конце XIX — начале XX вв.) нашло широкое распространение в устройстве выстрелов скорострельных орудий малого и среднего калибра.
В годы первой мировой войны различные иностранные образцы малокалиберных скорострельных орудий, имевших в боекомплектах, как и пушки Барановского, унитарные патроны с гранатами, шрапнелью и картечью, состояли на вооружении русской крепостной и береговой артиллерии «особого назначения». Это были орудия системы Гочкиса, Маклена, Норденфельдта, боеприпасы для которых, ввиду отсталости в техническом отношении русской капиталистической промышленности, в основном изготовлялись по лицензиям на иностранных заводах.
« Последнее редактирование: 08 Октябрь 2015, 21 : 38 : 21 от Jhonni »

 


------

New Page 1
Объявления  Профиль  Личные сообщения  Галерея  Галереи пользователей  Библиотека