Автор Тема: об изготовлении новых образцов арт. вооружений 1937 г.  (Прочитано 502 раз)

Оффлайн adminАвтор темы

  • Quot capita, tot sensus
  • Администратор
  • Ветеран
  • ********
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 112
  • - Вас поблагодарили: 282
  • Сообщений: 1955
  • Страна: ru
  • Dies diem docet
Заключение группы военного контроля Комиссии советского контроля при СНК СССР по результатам проверки выполнения постановлений СТО СССР об изготовлении новых образцов артиллерийских систем¹*

9 марта 1937 г.
Совершенно секретно.


Нами, согласно поручению правительства, проверено выполнение ряда постановлений СТО по артиллерии²*, охватывающих почти все задания на конструирование и изготовление новых опытных образцов артиллерийских систем — 20 и 37‑мм противотанковых ружей; 37, 45, 76 и 100‑мм мощных, с большими начальными скоростями, зенитных пушек; 152‑мм мортиры; 152‑мм корпусной гаубицы; 152‑мм пушки АРГК и задание на разрешение проблемы с боепоясковыми снарядами.

Задания на новые образцы артиллерийских систем были распределены между нашими мощными орудийными заводами (№ 8, № 92, № 172 им. Молотова, «Большевик», «Баррикады» и Кировским), располагающими квалифицированными рабочими и инженерно-техническим персоналом, сильными конструкторскими бюро и хорошим, а на некоторых заводах — и новейшим — оборудованием.

Проверкой установлено, что только 5 образцов новых систем (из общего количества подлежавших изготовлению — двадцати) представлены на испытания, и то с большим запозданием — до одного года. Большинство же образцов опытных систем еще не изготовлены и даже по некоторым образцам еще не приступлено к проектированию (см. приложение). В результате этого за период времени, начиная с середины 1935 г. и до настоящего времени, армия не получила новых образцов артиллерии.

Такое безобразное выполнение заданий является следствием безответственного отношения директоров заводов к заказам на опытные образцы, которым не придают значения, мало уделяют внимания. Считая их принудительным для себя ассортиментом, относят изготовление на вторую и даже на последнюю очереди. Этому немало способствует неорганизованность в главках руководства опытными работами, малое к ним внимание и отсутствие оперативного контроля за конструированием и изготовлением опытных образцов систем. В одинаковой степени это относится и к АУ РККА.

100‑мм зенитная пушка Л‑6³* более полутора лет не может быть предъявлена на испытание только потому, что Кировский завод (директор Тер-Асатуров) не уделяет ей внимание и она изготавливается по мере возможности и наличия свободного оборудования и рабочих. Этот же завод не изготовил 3 ствола 152‑мм пушки в 36 калибров из имевшихся на заводе заготовок, ссылаясь на отсутствие длинных нарезательных станков, тогда как, связавшись с заводом «Большевик», где они имеются, давно мог нарезать и сдать стволы АУ РККА. Такое недопустимое отношение директора завода к опытным заказам и вообще к заказам на артиллерию привело к полной дезорганизации производства артиллерийских систем в цехе № 3.

76‑мм зенитная пушка с начальной скоростью 1 тыс. м/с изготовлена с запозданием на год потому, что руководство завода № 8 (директор Мирзаханов) не интересовалось этой пушкой и даже было время, когда работа по ней финансировалась только бризом завода. Между тем, объем работ был небольшой — следовало изготовить один ствол, так как остальные части шли от 76‑мм зенитной пушки образца 1931 г.

76‑мм зенитная пушка с начальной скоростью 1500 м/с в течение более двух лет не изготовлена, потому что завод № 92 ею не занимался и главк (быв. ГВПром) надлежащих мер не принимал.

45‑мм автоматическую зенитную пушку с начальной скоростью порядка 1500‑1800 м/с на лафете 100‑мм пушки Л‑6 НКО (АУ РККА) и НКТП (быв. ГВПром) должны были спроектировать и изготовить в IV квартале 1936 г., однако даже к проектированию не приступлено и задание это забыто.

Снарядные заводы №№ 65, 73, 75, 77 и др. до сих пор полностью не выполнили задание правительства по сроку 1935 г. на нарезные и полигональные снаряды, ссылаясь на трудности изготовления и не желая преодолеть их. Главк (т. Мартинович) и АУ РККА (т. Ефимов) не добились выполнения этого заказа и в результате не проведены необходимые опытные стрельбы и в течение более двух лет остается не разрешенной важнейшая проблема с беспоясковыми снарядами.

Помимо того, что сроки изготовления опытных образцов систематически срываются, очень неблагополучно обстоит дело с качеством изготавливаемых опытных образцов артиллерийских систем, что часто устанавливается только на НИАПе. Этому положению в значительной степени содействует установившийся порядок. Согласно этому порядку, какие бы ни были выявлены недостатки при испытаниях на НИАПе, их разрешается устранять на месте (менять отдельные детали и части, доделывать, исправлять, подгонять, подпиливать и проч. в неограниченных количествах). Наличие недостатков не служит основанием для признания образца не выдержавшим испытание и тем более основанием для оценки качества выполнения задания. При таком порядке, усугубляемом отсутствием действительного контроля со стороны главка и АУ РККА, конструкторы предоставлены сами себе, работают бесконтрольно и стремятся быстро выпустить на испытания готовый образец, блеснуть своей работой, не чувствуя ответственности за качество своей работы и недоработанность образца. Такое положение содействует бесконечным изменениям чертежей, затягиванию доработки систем, созданию путаницы, для устранения которой иногда требуется много времени и средств.

АУ РККА допускает запуск в валовое производство новых образцов артиллерийских систем с неустраненными дефектами, что влечет за собою не ускорение, как это предполагается, а определенное замедление на месяцы, а иногда и годы, оснащения армии новыми образцами артиллерийских систем, не говоря о затратах больших средств. Происходит это потому, что, независимо от характера обнаруженных при испытании недостатков, конструкторы, затем директора заводов, главки и, в унисон с ними, АУ РККА заверяют, что все недостатки несущественного порядка и будут легко устранимы, а на деле оказывается как раз обратное.

Вот примеры такой практики. В марте 1936 г. утверждается заказ на изготовление 20 шт. 37‑мм авт[оматических] зенитных пушек Шпитального, надо полагать, по докладу НКТП и АУ РККА, что такая пушка существует. Между тем, образец этой пушки только в сентябре 1936 г. подвергается испытанию на НИАПе, где получаются неудовлетворительные результаты. Все ведущие части автоматики (наиболее ответственный механизм) неоднократно ломаются (сменяется более трех комплектов деталей). После 774 выстрелов начальная скорость падает на 5%, на дистанции в 2 км скорость падает до 267 м/с (при начальной скорости 950 м/с) и на 3 км до 147 м/с снаряд весом 0,630 кг оказывается негодным. И при таких данных опытный образец признан выдержавшим испытания. После испытаний принимается решение о переходе на снаряд удлиненной формы весом 0,7 кг, для чего потребовалась переделка пушки, затянувшаяся более чем на 4 месяца. Когда начали отстреливать этот снаряд, то опять у пушки получилось большое количество поломок ответственных частей, и снаряд разбивается. Только полным отсутствием контроля за работой конструктора Шпитального как со стороны главка, так и АУ РККА можно объяснить подачу на испытание заведомо недоработанной пушки и с негодным снарядом. И на сегодня 37‑мм авт[оматической] зенитной пушки Шпитального, пригодной для армии и которую можно было запустить на валовое производство, еще нет.

Для этой же пушки Кировский завод (конструкторское бюро Маханова) представил заводу № 8 изготовленный лафет (военным представителем Кировского завода он не принят). Лафет был доставлен с крупными недостатками и недоработанным. Когда на него поставили прицел, то оказалось невозможным работать поворотным механизмом. Для этой же пушки завод № 8 должен был дать тумбу с прицелом, но когда поставили прицел, то здесь также выяснилась конструктивная недоработанность.

Тульский оружейный завод (конструкторское бюро Морозенко) с запозданием на полгода представляет на НИАП два противотанковых ружья, из них одно 12,7‑мм, которое не требовалось заданием правительства, и другое — 20‑мм автоматическое по типу ШВАК, однако со снарядом весом 91 г, который забракован для этого калибра, о чем всем хорошо известно, т. е. с явным нарушением тактико-технических требований. Главк и АУ РККА знали, что завод готовит не то, что от него требуется, но своевременно не вмешались и не исправили явное нарушение задания правительства.

Завод «Баррикады», имея тактико-технические требования на изготовление повозки для 152‑мм пушки БР‑2 с ходовой частью, рассчитанной на скорость движения до 35 км в час, вследствие бесконтрольности расчетов готовит повозку, у которой получается скорость движения порядка 18 км в час. Поэтому пришлось готовить новую повозку с ходовой частью, допускающей движение до 35 км в час, и опытный образец будет готов в III квартале с. г. Следовательно, все изготовленные до этого времени пушки будут без повозок.


Оффлайн adminАвтор темы

  • Quot capita, tot sensus
  • Администратор
  • Ветеран
  • ********
  • СПАСИБО:
  • - Вы поблагодарили: 112
  • - Вас поблагодарили: 282
  • Сообщений: 1955
  • Страна: ru
  • Dies diem docet
Еще более рельефно характеризуется совершенно недопустимое, граничащее с преступлением, отношение к оснащению армии новыми образцами, артиллерийскими системами, на примере 76‑мм дивизионной пушки Ф‑22. Эту пушку проектировал (конструкторы Грабин, Костин и др.) и изготавливал опытный образец завод № 92. Вес пушки в первом образце составлял (в боевом положении) 1480 кг, дальность полета снаряда намечалась порядка 15 км, угол возвышения — до 75 градусов, что позволяет вести стрельбу по зенитным целям. Первый опытный образец, испытанный в июне-сентябре 1935 г., при испытании развалился, что показало конструктивную недоработанность системы. После этого испытания ГВМУ (Артамонов), завод № 92 (Радкевич) заявили (теперь имеется достаточно данных признать это заявление безответственным) правительству, что недостатки будут устранены, и на этом основании т. Ефимов, видимо, не проверив характера выявленных при испытаниях недостатков (очевидно не придав значения тому факту, что пушка развалилась), заявил правительству о целесообразности выдачи промышленности валового заказа. Вторичные испытания пушки также дали отрицательные результаты. Наконец, испытываются пушки третьей доставки (за №№ 5, 8 и 9) в марте 1936 г. и опять обнаруживаются недостатки, присущие этой системе: неудовлетворительная меткость на предельных дистанциях при снаряде весом 7,1 кг; неустойчивость системы при стрельбе; расхождение цапфенной обоймы; расхождение полозков люльки и другие недостатки, указывающие о непрочности люльки; неотлаженность противооткатных устройств; прогибы станин и проч. Сопоставляя данные всех испытаний, получалось достаточно сигналов, предупреждающих о том, что, несмотря на внесенные изменения, все же у системы появляются недостатки крупного конструктивного порядка. Но главк (тт. Павлуновский и Артамонов) и, что совершенно непростительно, АУ РККА (т. Ефимов), которое является ответственным за быстрое оснащение и высокого качества артсистемами Красной армии, не изучили характера повреждений и не позаботились проверить расчеты, положенные в основу проектирования хотя бы отдельных ответственных частей, как, например, нижнего и верхнего станков, станин, лобовой коробки, рессоры и проч. При безусловном наличии крупных недостатков, выявленных при испытаниях, НКТП и АУ РККА сделали представление правительству, что система выдержала испытания, и на этом основании последовал заказ на валовое производство, который, как известно, полностью сорван. Между тем, спустя год после последних испытаний, несмотря на внесение изменений (свыше 4 тыс.) при отстреле системы первой очереди большим числом выстрелов свыше 3 тыс., что догадалось АУ РККА сделать с запозданием на год, в этой системе установлено наличие крупных недостатков, которые до сих пор еще не устранены и тормозят развитие производства. Наличие такой недоработанности системы Ф‑22 создавало условия для путаницы, безответственности и возможного вредительства на заводах. Испытания образца второй очереди системы с рядом внесенных изменений (нижний и верхний станок, ладыга, лобовая коробка, зимний сошник и проч. — литые стали) сигнализируют о наличии еще не устраненных дефектов. В результате более чем за два года не получена пушка, годная для вооружения РККА. Вместо первоначального веса в боевом положении 1480 кг получается вес порядка 1600 кг, дальность стрельбы вместо 15 км — около 14 км, зенитную стрельбу вести нельзя, т. к. для этого нет прицела, на мехтяге нельзя возить, так как ломаются рессоры.

На основании вышеизложенного видно, что: проектирование и изготовление подавляющего большинства новых опытных артиллерийских систем, заданных правительством, промышленностью сорвано; быв. ГВПром (т.т. Павлуновский и Артамонов) и АУ РККА (т. Ефимов) не уделяли внимания проектированию и изготовлению в заданные правительством сроки новых образцов артиллерийских систем, не вели систематического контроля за работой конструкторов, не проверяли их проекты и расчеты и проявляли полное бессилие улавливать недостатки в системах в процессе проектирования и изготовления и своевременно предотвращать изготовление систем с отступлением от тактико-технических требований; конструкторы Шпитальный, Грабин, Костин, Маханов, Морозенко безответственно относятся к выполнению задания на конструирование и изготовление новых опытных образцов артсистем: срывают заданные сроки, представляют образцы небрежно изготовленные, недоработанные и с рядом крупных конструктивных недостатков; директора заводов не уделяют внимания опытным заказам и не несут ответственности за срыв этих заказов.

Необходимо:

1. Прекратить практику АУ РККА положительно оценивать результаты полигонных испытаний опытных образцов систем при выявлении в процессе испытаний многочисленных дефектов деталей и частей и наличии серьезных конструктивных недостатков. Равно выдавать валовые заказы на такие образцы.

2. Поручить НКО разработать инструкцию для полигонных испытаний артсистем, которая исключала бы признание недоработанной системы выдержавшей испытание и предотвращала просачивание таких систем на валовое производство.

3. Поручить т. Рухимовичу совместно с т. Халепским: а) пересмотреть все заказы на конструирование и изготовление опытных образцов артсистем под углом зрения соответствия их тактико-техническим требованиям НКО; б) утвердить по каждому образцу сроки окончания проектирования и изготовления опытных образцов и установить лиц, персонально ответственных за выполнение; в) разработать порядок рассмотрения и утверждения проектов и расчетов по новым опытным образцам артсистем, предусмотрев в них категорическое запрещение приступать к изготовлению опытных образцов без утверждения проектов; г) разработать порядок контроля за проектированием и изготовлением опытных образцов артсистем; д) просмотреть в главках организацию руководства опытными работами и укрепить ее; е) расследовать детально причины безобразной работы заводов, управлений и бюро по артразработкам и наказать виновных.

Член КСК, и. о. руководителя группы военного контроля Романовский

Приложение


 


------

New Page 1
Объявления  Профиль  Личные сообщения  Галерея  Галереи пользователей  Библиотека